Домой / Охота / Мараловодство на Алтае: бесценные рожки

Мараловодство на Алтае: бесценные рожки

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Мараловодство на Алтае: бесценные рожки

Так вот он рассказывал, что за соболя за границей в двадцатом году давали семь-шесть самых лучших лошадей, а за рога сайги — сотню баранов, за пять хороших белок — любого быка, любого коня.
Маралов раньше мы били в верховьях Бухтармы за Укоком, там такие стада зверя были — страшно глядеть!

Накануне я осмотрел несколько маральников в долине реки Кара-Кабы, невдалеке от озера Маркакуль. Чудо повел меня в один из таких садов рано утром, в яркий, ослепительно солнечный день. Маральник этот устроен на склоне горы, по нему бежит ручей, часть его занята густым лесом. Огорожен он высокой, метра два-три, изгородью, каждое звено сложено из девяти жердей.

Размер сада делается из расчета гектар на одного марала. Уже издали мы увидали группу красивых животных, пасущихся на зеленом пригорке. Стоял июнь. У быков на головах были огромные ветвистые рога.

Мы пролезли сквозь изгородь внутрь сада и направились к ним. Подпустили они нас шагов на двести пятьдесят, не ближе, потом стремительными скачками ушли за пригорок. Я несколько раз подбирался к ним поближе и долго любовался их легкими движениями. Часа два пробыли мы в саду. Звери пощипывали траву, мы их не беспокоили.

Старик сказал нам, что где-то скрываются в траве три мараленка, но только разыскать их крайне трудно: мать переводит их всякий раз на новое место, если увидит, что их заприметил человек. Самки действительно не спускали с нас глаз.

Когда Чудо направился в одну из заросших ложбинок, заваленных толстыми пнями, я сразу обратил внимание на перемену в поведении самок. Не поднимая головы от земли, они перестали щипать траву.

Остановились на одном месте, подрагивали, словно порываясь скакнуть. Я догадался, что телята хоронятся здесь. После долгих поисков мне удалось наткнуться на одного мараленка. Он лежал в густой траве. Ноги у него были вытянуты.

Был он еще светло-желтый, такой неуклюжий, как верблюжонок. Глаза его были закрыты, и только по еле заметным вздрагиваниям ушей было видно, что он не спит, чутко прислушивается к звукам наших шагов. Я подошел к нему шага на три, но он не тронулся с места.

 

Мараловодство на Алтае: бесценные рожки

Старик, караульщик сада, прочел мне интереснейшую «лекцию» о мараловодстве на Алтае. Марал — это разновидность оленя. Он немного пониже своего сородича и чуть-чуть отличается в окрасе. Маралы водятся исключительно на Алтае, больше их нет нигде в мире.

В старину маралов добывали, убивая, как всякого зверя, как добывают из-за рогов изюбрей в Сибири, срезая у убитых рога. Такие рога, снятые с лобовой части — лобовые, — ценятся раза в полтора дороже. Но этот способ слишком быстро уничтожил бы всех зверей.

Впервые мараловодством занялись братья Шарыповы из деревни Фыкалки, с потомком которых — Маркелом Сидоровичем — мне также пришлось побеседовать в Катон-Карагае. Первых маралов приручили еще в конце восемнадцатого столетия. Диких маралов ловили в верховьях Бухтармы, загоняя по глубокому снегу на лошадях.

Позднее маралы ушли за Укок; теперь они чаще всего встречаются в долине Яссатора и в глухих «нейтральных» пограничных местах. Сейчас мараловодством занимаются главным образом в Верх-Бухтарминской волости.

Там до войны насчитывалось не меньше тысячи маралов. А во всем Бухтарминском крае было больше двухсот пятидесяти мараловодческих хозяйств с десятью тысячами голов этого полудомашнего скота. Есть деревни, жившие раньше исключительно этим промыслом: Берель, Белая, Язовая. Гражданская война, свирепствовавшая в крае, сильно порушила эту доходную отрасль крестьянского хозяйства.

Сейчас маралов едва ли наберется и две тысячи по всему Южному Алтаю. Недостаток корма, уход из края рабочих рук заставили многих мараловодов просто выпустить зверей на волю, где они или погибли, или были убиты охотниками.

 

Мараловодство на Алтае: бесценные рожки

Маралы разводятся исключительно из-за рогов, которые имеют хороший сбыт в Китае. Там их употребляют в медицине. Кроме Китая, нигде рога эти не ценятся. Наша медицина не знает им применения. В среднем каждый бык дает около восьми килограммов сырых рогов, цена им двадцать — двадцать пять рублей за килограмм.

Первый год рога у быка «токушика» не снимаются — слишком сухи. Лишь у «ланшаков» —второгодков — рога идут в дело. Кормят маралов травою, зимою сеном, веснами быков подкармливают овсом, отчего, как говорят мараловоды, рога делаются полновеснее, сочнее. Снимают рога в конце июня — начале июля.

Зверей тогда загоняют в коридор, сделанный из таких же, как и вся изгородь, толстых жердей. Там их ловят, накидывая им на ноги петли и подсовывая под живот гладкие жерди, чтобы бык не мог, бросившись на землю, поломать нежных рогов.

Подпиливают рога обычной маленькой пилкой; рану замазывают глиной, углем, заливают керосином и завязывают бумагой и тряпьем. Из рогового пенька хлещет кровь, ее собирают в чашки и поят ею чахоточных.

Кровь хранят и про запас, сушат и потом разводят для больных в воде или водке. Снятые рога вываривают раза три-четыре в соленой воде (два кило соли на ведро), затем проваривают для аромата в чае или бадане. При варке рога держат так, чтоб они не коснулись посудины, иначе они моментально почернеют.

Часа три мы бродили по саду. Не хотелось отрываться от редкостного зрелища. Полуслепой сторож рассказал мне множество историй про зверей. Так, в прошлом году, во время загонки маралов в рукав для спилки рогов, один «бравый бычина» неожиданно перемахнул через изгородь, ударив копытами лошадь. Марал скрылся в лесу.

Пропадал он все лето и вернулся лишь поздней осенью, уже без рогов. Он потерял их где-то в глуши. Иногда мараловоды ввиду недостатка корма выпускают зверей на волю, и маралы почти всегда осенью возвращаются в сад сами.

Бывали случаи, что иностранные туристы, считая выпущенных зверей дикими, устраивали на них облавы. Сторож раньше жил исключительно промыслом на зверя и исходил весь Алтай, побывал и в Зайсанских степях, поднимался на Тарбагатайский хребет, в Саурские горы. Он много раз ездил в Кобдо, где рога можно продать раза в полтора дороже.

О ценности маральих рогов я слышал и раньше, до посещения мной Алтая, а вот то, что рога сайги ценятся в Китае чуть не на вес золота, я узнал впервые. Опросы других промышленников целиком подтвердили это сообщение. Сайгу запрещено бить. И ее на Алтае уже не встретишь. Она водится на Тарбагатае и в Сауре. Уходит от жилых мест в глушь Китая.

За что так ценятся рога сайги, мне так и не удалось установить. По-видимому, китайцы применяют эти рога, как и маральи, в медицине. Старик уверял, что, если в кипящую воду бросить кусочек сайгиных рогов, вода немедленно остывает. Так ли это? Мне самому не довелось это проверить.

Источник :http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/societys/article/2017/08/07/648911-maralovodstvo-na-altae-bestsennyie-rozhki.html

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Проверьте также

О бедном госохотбилете замолвите слово

Фото Антона Журавкова. Эта форма охотничьего билета вызвала немало споров и собрала как сторонников, так и противников …