Домой / Охота / Послевкусие от весенней охоты

Послевкусие от весенней охоты

Послевкусие от весенней охоты

Фото автора.

Вот и шалаш, построенный накануне. Высаживаю подсадную. Катька тут же начинает заниматься своим туалетом. Посматривая на алеющий восток, не спеша забираюсь в шалаш, устраиваюсь на стульчике и весь, обратившись в одно большое ухо, слушаю весеннюю тишину.

Катька, покрутившись на воде, подала первую «квачку», затем еще раз и потом раз за разом. Заработала! Радостно затрепетало сердце. Солнце выглянуло из-за макушек сосен. О! Вот звонкая «осадка», и где-то в стороне послышалось «жвяканье» селезня. Перехватив ружье, я замер в ожидании крякаша.

Чу! За спиной послышались осторожные шаги. Я быстро выбрался из шалаша и встал около утки, которая продолжала приглашать селезня. Из-за кустов появился «человек с ружьем». Я его окликнул и пригласил подойти ко мне.

Поприветствовали друг друга. Незнакомец похвалил подсадную и посоветовал убрать ее в шалаш, так как он не один с ружьем вышел из электрички. Не ровен час, подстрелят. Я поблагодарил за совет и на том разошлись.

Крякаш, крутнувшись над нами, улетел и где-то в стороне продолжал звать утку. Катька не переставала его приглашать на «свидание».

Еще немного постояв, я решил забраться в шалаш. Задержавшись на секунду, окинул взглядом подступавшие к болотине кусты и увидел двух пробирающихся охотников в моем направлении.

Так и остался стоять на месте. На свою беду на них налетели черные вороны, по которым они открыли стрельбу. Птицы с «бранью» поднялись еще выше, не понеся от стрельбы никаких потерь. «Охотники» подошли ко мне. Катька, как ни в чем не бывало, продолжала свою работу. Одному из подошедших было на вид лет 50, а другому, наверное, лет 25–27.

Мы поприветствовали друг друга. Старший спросил меня:

— Ну что, караулите свою утку?

Я в ответ только кивнул головой и напустился на них, обвиняя в нарушении правил охоты, что нельзя весной бродить в угодьях с ружьем и стрелять во все, что попало. Так как Закон «Об охоте» обязывает… Молодой охотник, не дав мне договорить, окрысился:

— Вот из-за таких законников нельзя и выйти на охоту, все разобрано, все растащено. То путевок нет, то они стоят втридорога. Зачем меня «осчастливили» зеленым ОБЕФО?

Я возразил:

— Вступайте в охотобщество, приобретайте путевку и охотьтесь по правилам.
— Я не хочу в колхоз.
— Да вы в нем и не были, а беретесь судить.

Старший, присмотревшись ко мне, остановил молодого словами:

 — Я этого охотника знаю, по статьям в «Российской Охотничьей газете». Отстань от него.

Молодой охотник еще пуще взвился:

— Закон он вспомнил! А кто его принимал?!
— Депутаты, за которых вы голосовали, — вставил я.
— Какие это к черту депутаты?! Правильно Жириновский сказал, что из них половину надо расстрелять, — парировал охотник.
— Его не так поняли, — пытался я возразить.
— Правильно, правильно мы его поняли, — ответствовал тот.

Товарищ, улыбнувшись, взял его за локоть и, пожелав мне ни пуха ни пера, увел спорщика.
Настроение было испорчено. Забрав утку, я отправился домой.
Немного придя в себя, стал собираться, чтобы продолжить охоту в Тверской области.

24 апреля я приехал в Бежецкий район. Охот­инспектор выписал разрешение с правом охоты только на селезня и вальдшнепа в угодьях общего пользования. А на вопрос — на гуся и тетерева он только развел руками. Увы… Охота на моем любимом озере Верестово, согласно объявлению в «РОГ» №№ 13–14, 2017 г. Арендатором была запрещена.

Хотя он уже с весны 2015 года не пускает на озеро простых охотников, как местных, так и приезжих! О чем сообщали возмущенные охотники в газете «РОГ» № 35, 2016 г.
Я вынужден был охотиться в районе деревни Климатино, на лужах и болотинах.

Все дни на озере шла охота. Особенно жаркая стрельба шла в районах Мурзихи, Ростовищи, Потесы, Михайлова Гора и на полях в районе сгоревшей деревни Ромачево. Как это вяжется с заявлением администрации охотхозяйства — «с целью увеличения популяции водоплавающей дичи (гусь, утка) и исключения охотничьего прессинга»?

Все это можно расценить как верх цинизма и презрения к простому охотнику со стороны арендатора охотхозяйства. На мои слова могут возразить, что у меня не все в порядке со слухом, и поэтому я не совсем точно ориентируюсь на местности. Мол, что с него взять, старик… Тогда пусть власть поинтересуется у местных охотников, живущих на берегах озера Верестово, и они расскажут вам много интересного.

Я обращаюсь к Вам, господин Руденя, как к губернатору Тверской области: «Игорь Михайлович, спросите у своих подчиненных, почему они допускают такое безобразие?»

Я понимаю, арендатор Дубакинского охотхозяйства, занимаясь промышленным свиноводством, заметьте — в охотхозяйстве, пополняет бюджет области, но по отношению к местным и приезжим охотникам и экологии озера Верестово — это же большое свинство!

«Господам» охотиться можно, а «черни» нельзя. Ведь скоро президентские выборы, и с каким настроением ваши люди пойдут к урнам?! Допускаю, кто-то скажет, случай единичный.

Тогда напомню статью Юрия Ламанова, председателя правления Ольхонского РООиР Иркутской области «Где теперь охотиться ольхонским охотникам?» («РОГ» № 35 от 31 августа 2016 г.).

Юрий спрашивает: «Почему мы, жители Ольхона, граждане России, проживая здесь, униженно выпрашиваем возможность пользоваться лесными угодьями у каких-то ушлых богатых дядей, захвативших буквально всю охоттерриторию в районе?..»

Со дня опубликования статьи Ю. Ламанова прошел почти год. Может быть, что-нибудь местные власти исправили? К сожалению, все стало гораздо хуже. В «РОГ» № 10 от 15 марта 2017 г. опубликована очередная статья Ю. Ламанова «Что творится вокруг Байкала?».

Он пишет: «Возникает вопрос: почему прибрежная зона Малого моря в Ольхонском районе, ранее особо охраняемая территория — Государственное лесоохотничье хозяйство ГЛОХ «Байкал», образованное в 1965–1968 гг., перешла в частные руки?

Кто обосновал «ненужность» этой территории государству и передал в частные руки арендой на 25, 49 лет более 100 тыс. га прибрежной тайги всемирного наследия, состоящего под эгидой ЮНЕСКО — единой экосистемы озера Байкал?»

Далее Ю. Ламанов пишет, что территория Ольхонского района 1,59 млн. га, а вот муниципальные охотугодья и охотугодья районного общества равны нулю. Все отняли!

Чиновники всех уровней власти с упорством, достойным лучшего применения, в поте лица призывают бороться с браконьерством, не понимая, что своим нежеланием «пущать» охотников в угодья они только толкают последних на браконьерство. Вот такое послевкусие от прошедшей весенней охоты.

Источник :http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/societys/article/2017/07/24/648779-poslevkusie-ot-vesenney-ohotyi.html

Проверьте также

Плоды перестройки: что имеем сегодня

Фото Валерия Малеева Знакомясь с этими документами, поражаешься некомпетентности органов власти как в центре, так и на местах. …